?

Log in

Previous Entry | Next Entry

«Кажется, что человеческие души представлены [в диалоге Платона "Государство"] в виде странников, вечно восходящих на небеса для получения воздаяния за свои жизни, а потом избирающие новые судьбы (кн. X), или же в виде узников, которые не в состоянии выбраться из своего пещерного мира, а могут только, освободившись от оков, взирать на умопостигаемый солнечный диск Блага (кн. VII). Но рассказ Сократа о воспитании стражей и его характеристика мудрецов-правителей подсказывают нам, что они готовятся не просто к исполнению определенных социальных ролей, а к переходу в иное состояние. Стражи — путем аскезы и служения, мудрецы — путем получения способности "охвата мысленным взором целокупного времени и бытия" (486а). Есть и несколько оговорок, которые можно понять так, что подлинное место идеальной души — в идеальном государстве, местоположение которого — идеальное бытие […].

Как таковая идеальным гражданам идеального государства [свобода] не нужна. Свобода для них — в независимости от тела, а не в возможности произвольно принимать то или иное политическое решение. Подлинная свобода — там, в небесном государстве, а не здесь, в земном. Земное всегда остается всего лишь искаженным отражением небесного. […]
Человек обычный, не посвященный в таинства подлинной мудрости, мучительно ищет свое прошлое состояние, не понимая, что оказался лишен подлинной свободы, едва его душа соединилась с плодом в чреве матери. Единственная земная альтернатива небесной свободе — это приуготовление к возвращению "туда" (Плотин). Однако вместо этого большинство предпочитает стремиться к власти, желательно абсолютной. Им кажется, что лишь сминая воли остальных, они утверждают свое бытие, доказывают свою божественную, а значит, справедливую природу. […]
Античная мудрость показывает нам, таким образом, еще один смысл свободы — самый, наверное, главный. Свобода как абсолютная реальность не есть достояние этого мира. Она укоренена в высшем, божественном бытии. Причаститься ей можно, лишь приобщаясь, универсальному, священному строю жизни. […]
Именно единство, которое ощущали древние люди во время таинств, связанных со страстями Деметры, символического умирания богинь и их возрождения, а также апофеоза происходящего — священного брака, приводило греков в состояние симфонической личности, которая являлась высшим идеалом многих мистиков, в том числе и православных.» Светлов и Касл

«[З]абытое у Сократа не выходило за пределы самого вспоминающего — оно находилось внутри него. Одним из способов вспомнить забытое философ, как истинный пифагореец, считал, посвящение в таинство — в «Федре» (II, 249 c) он говорит: «Только человек, правильно пользующийся такими воспоминаниями, всегда посвящаемый в совершенные таинства, становится подлинно совершенным». […] В число посмертных феноменов, как мы выяснили, входит и отделение души от тела, и видение сияния. Такое видение, очевидно, воспринималось Сократом не только, как божественное явление, но, как олицетворение самого бога внутри познающего».  Кобринский

Profile

hesychasm_ru
Исихазм

Latest Month

Август 2012
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars